Please reload

Последние записи

Все о русском Шанхае в книге, которую Вы не достанете.

      Когда наступает мучение эстета, что еще читать? -  с жадностью открывайте книги Ваших знакомых. Так вечер 1 декабря предвещал переставлять по полкам переплеты, «АКАДЕМИЮ», перелистывать «L’ILLUSTRATION», — как случайно переданная для общих знакомых книга о русской эмиграции в Китае уговорила проваляться с ней на диване, загибая углы.

    Со всеми признаками словесности труд Виктории Шароновой лучше именовать энциклопедией русского Шанхая.  Главы с комментариями в конце каждой (удобно!) и серьезный корпус документов претендует на второе название: «от А до Я».  Мой покойный приятель историк Богданов выпустил «Ленинградскую Блокаду от «А» до «Я»…     «Я», это  когда человек и о себе говорит.

     Десятилетие, прожитое москвичкой Викторией Шароновой в Китае, как и у нашего общего приятеля Михаила Талалая в Италии побуждает смотреть на Россию извне. К тому же, когда историку сопутствует искушение первооткрывателя и покоящиеся в тамошних университетах бумаги с изложением взглядов русских людей…

     К некоторым из них мы, воспитанные на благополучных советских кинокомедиях не привыкли.

     Виктория Шаронова, судя по всему, по происхождению принадлежит к научной московской династии, но с первой страницы задушевно по-бунински пишет, как «с запахами мяты, березовых веников и бродячих в тазу квасцов, встретил свое утро… арест и расстрел неподалеку от избы Даниил Степанович Бредихин…»

    Родившаяся в год его реабилитации правнучка и замолвила о нем словцо, вместо казенной фразы о целях и задачах монографии. 

    И хорошо, что редактор не переставил откровенное вступление в финал. Читатель сразу поймет, что здесь он ознакомится не с наукой ради науки, а с учетом нравственных знаний. Перечислим основные главы:

     Это образование русских диаспор в середине  XIX века…  (При всех комплиментах, я бы заменил термин). Затем хронологически до и после 1917 года... Военные союзы, казачество, благотворительные организации, судьбы российской дипломатии. Очень читабельно про художников, пушкинские дни, церковную жизнь.  Томик завершают протоколы различных русских обществ за несколько лет.

 

     Как отмечает в предисловии академик Мясников, Виктория Шаронова не только трудилась в архивах, но и  перезнакомилась со всеми видными шанхайцами  от  Сан-Франциско до Санкт-Петербурга. Наличие частной информации дало столько удивительных историй, что могло бы лечь в основу сценария сериала, где особенно пронзителен «сезон», когда после 1945 года русское население бежит в южное полушарие, попадает в советские лагеря или украшает культурную жизнь сибирских городков… 

     В издании много информации по персоналиям, интересны фамилии, светская жизнь этого китайского островка свободы.  Для любителей живописи, приводим несколько страниц «Истории русской эмиграции в восточном Китае» в переложении Виктории Шароновой.

 

  

 

 

 

 

 

Please reload

Подписывайтесь!
Поиск по тэгам
Please reload